На главную Дмитрий Нагиев в театре Работы Д.Нагиева в кинематографе Работы Дмитрия Нагиева на телевидении У вас есть мнение? Выскажите его! Записи Фотографии и другие графические материалы Статьи о Дмитрии Нагиеве Непридуманные истории от Дмитрия Нагиева и Непридуманные истории о Дмитрии Нагиеве

Rambler's Top100

Эротикон... без нагих, но с Нагиевым

«Совершенно секретно - версия в Питере» №10 от 12.03.2002

Создать кассовый спектакль? ...А почему бы и нет. Впрочем, режиссеру  Льву Рахлину это уже удавалось... Достаточно вспомнить «Милашку» и незабвенного «Кысю», побившего все рекорды по аншлагам. То было обращение к пикантному современному классику Владимиру Кунину.  Теперь же на повестке дня не устаревающий Боккаччо с «Декамероном». Речь идет о премьере спектакля «Эротикон от Нагиева, флорентийские акты». Несмотря на явный крен промоушена спектакля в сторону личности – «…от Нагиева», приходится признать, что тандем сложился, и, судя по отзывам, удачный.

Разминка на прогоне

Один из последних прогонов шел без остановок, без сучка, без задоринки. С места режиссера то и дело раздавались искренние смешки. Утренняя встреча труппы проходила так. Каждый выходит на сцену, церемонно кланяется режиссеру, затем комментирует ситуацию в духе жизнерадостного цинизма. К примеру: «...б... жму на тормоз, а оно едет... ух, я чуть не...» Фоном этому служит опробование женских голосовых связок, озвучивающих прелюдию любви, «ох, ах…», тут же сочно раздается «Вдоль по Питерской». Дальше цитировать, пожалуй, бессмысленно. Команда «свет в зале», занавес, поехали. Церемониальные танцы с кубками, возлежание на столах, а вот и сам рассказчик – флорентинец Джованьо Боккаччо. Надо отдать должное, не скажешь, что это старая сказка на новый лад. Боккаччо там достаточно, но и Рахлина тоже. Иногда не совсем понятно, то ли это молодые флорентинцы, спрятавшиеся от чумы за канвой фривольных историй, то ли петербуржцы, играющие самих себя.

Роль Дмитрия Нагиева – это постоянно трансформирующийся некто, меняющий личины. Их суть – любовь, юмор, уродство (моральное и физическое), разнузданность и благочестие. На самом деле, возможные эротические фантазии в спектакле ограничиваются всего лишь общепринятыми и универсальными жестами… ну и, конечно, бешено заражающим магнетизмом. Команда актеров из «Кыси» почти полностью перекочевала в «Эротикон», что и позволило им учинить вполне приличный дебош.

Оно и к лучшему – фарс, господа... Нет избытка обнаженных телес, зато многообещающий контраст: непристойный красный чулок из-под шикарных одеяний, созданных петербургским кутюрье Владимиром Бухиником. Атмосфера привлекательно-разнузданного ренессанса вполне передана и дает понять, что ничто человеческое не чуждо в любые времена.

Короткий спич между актами

 – Вам нравится? – заинтересованный вопрос режиссера в перерыве между актами.

– Да, смешно, весело, а главное – выдержанно.

– Посмотрите дальше, во втором акте совсем другое, грустно, намного интереснее.

– Это спектакль о пароксизмах любви, поэтому кроме такой любви, какую мы видели в первом акте, есть и другая, высокая… Мы попытались сделать одну новеллу – как вершину высокого романтического театра. Нам кажется, что она удалась, и в контексте очень смешных вещей существует острая пронзительная нота. Посмотрим, как это будет принято зрителем, но мне очень важно было сделать в спектакле наряду с фарсом какую-то новеллу о высокой любви. Каждая из шести новелл – это высокий бриллиант.

Что же касается пикантности темы, то это уже вопрос вкуса. В театральном жанре, особенно в комедии, это всегда тонкая грань. Это субъективная вещь, которая всегда будет вызывать споры. Комедия пикантных положений – в этом всегда есть субъективизм вкусовой подачи. Пуританам это кажется излишне фривольным, другим кажется, что можно сделать менее консервативным.

Я уверен, что этот спектакль с каждым разом будет обрастать импровизационной силой и точностью ритмов. Думаю, что публика должна его хорошо принять. Это спектакль, построенный на актерском ансамбле, без него такого рода жанр невозможен. Есть вещи, где можно обходиться одним-двумя актерами, есть вещи, которые строятся только на одном актере и антураже. Это ансамблевый спектакль с первым солистом, а без Нагиева он невозможен. Потому что сыграть шесть таких полярных ролей в разных жанрах – мало какому актеру сегодня это подвластно. В этом фарсе необходимо мгновенно одной ногой переходить из жанра в жанр, из средневековья в современный театр – это, конечно, актерская история.

Здесь работает уже сыгранная команда, актеры, понимающие друг друга и привыкшие ко мне, профессионалы, способные к импровизации. Такого рода труппу трудно набрать в театре, я ими очень доволен.

То, что происходит на сцене, – это какой-то сгусток пьянящей  радости, несмотря на то, что пир во время чумы. Очень живой и здоровый юмор, здоровое раблезианское начало Возрождения. Тогда, в проторенессансе, юмор спасал во время чумы, и в наше чумовое время спасти может только такое отношение к жизни. Вот это мы и пытаемся доказать. Ты не знаешь, плакать тебе или смеяться в этой жизни. Рондо Моцарта, которое открывает и заканчивает спектакль, – это лейтмотив, доказывающий, что жизнь продолжается в любой чуме.

Кстати, премьерные афиши совсем не передают дух и антураж спектакля.  Для тех, кто не позарился на вид Нагиева в образе юной вакханки с венком на голове, будут открытием роскошные наряды, отвечающие эпохе. Удастся ли режиссеру переплюнуть по кассовости свое прошлое творение, посмотрим 31 марта, когда премьерные баталии уже пройдут и спектакль начнут просто играть.

Альбина Исмаилова


Звук

Музыка со спектакля

Видео

Эротикон. Фрагмент1
Эротикон. Фрагмент2. часть1
Эротикон. Фрагмент2. часть2
Эротикон. Фрагмент2. часть3
Эротикон. Фрагмент3





Главная Театр Кино ТВ Форум Энциклопедия Звук Фото Пресса Истории от Д.Н.