Комсомольская правда

Выпуск от 20.12.2017


...


...

Дмитрий Нагиев: Я человек доверчивый, меня легко затащить в постель 
Знаменитый актер и шоумен рассказал «Комсомолке» о новых «Елках» и личной жизни 
21 декабря кинокомпания BAZELEVS выпускает в прокат комедию «Елки Новые» - продолжение новогодней киноистории. К уже привычным Урганту и Светлакову присоединился любимец дам Дмитрий Нагиев. 
О том, что любопытного он приготовил для киноманов, «Комсомолка» расспросила Дмитрия накануне премьеры. Чудом поймала по дороге в аэропорт. 
«Через страдания смотрюсь смешнее» 
- Дмитрий, вы, конечно, мастер перевоплощений. В рекламных роликах «Елок» вас не узнать: усы, щетина, даже голос, кажется, другой. Как вы искали образ героя - сами или кто-то подсказывал? 
- Я был практически в коме, когда Жора Крыжовников (режиссер «Елок Новых». - Ред.) наклеивал на меня усы, зная мою нелюбовь к гриму. Он в каждой своей картине пытается на меня что-то наклеить - то сверху, то под носом. У него такое представление о юморе и о том, как такой симпатичный парень, как я, должен выглядеть на экране для массового зрителя. Поэтому можно сказать, что это совместное творчество. Но, скорее всего, это больная фантазия Крыжовникова. 
- Расскажите о своем герое: что это за прекрасный мужчина? 
- В двух словах: мой герой - сотрудник МЧС, вояка, добрый парень, но попадающий впросак периодически. 
- Говорят, что во время «Елок» актерам пришлось нелегко: они горели, тонули в проруби, мерзли в лесу... 
- Вы перечислили все, что выпало на мою долю. Остальные герои (я так мельком при озвучивании посмотрел) - в свитерке и костюмчике. Я не понимаю, почему я весь хард-кор картины тяну на себе. Горел, тонул, ходил в унтах 46-го размера (хотя у меня 42-й). Почему-то режиссер решил, что через боль и страдание я смотрюсь смешнее. 
- Что же вы так себя не бережете? 
- Было неловко сказать: «Ребята, я чиркну спичкой, а горит пусть кто-то другой!» Я вообще человек очень доверчивый: меня легко поджечь, затащить в постель. Приходилось и чиркать, и гореть. Забавный момент был, когда мы сцену в проруби снимали. Когда я пришел в павильон, там все промерзло, а Крыжовников говорит: «Дмитрий, мы так нагрели прорубь, что боюсь, вы сваритесь! Достаньте градусник из проруби!» Смотрим на градусник, а там плюс восемь. То есть за сутки не заработал нагреватель. И вот в это «плюс восемь» меня пинком задорно кидали. 
- То есть после всего пережитого переписка с Бузовой вам уже не страшна? (После развода телеведущей в сеть попали откровенные послания Ольги, адресованные Дмитрию. - Ред.) 
- Должен заметить, меня и до пережитого переписка с Бузовой не пугала. Как говорит народная мудрость: «Не так страшна Бузова, как переписка с ней!» Но я, как мне кажется, в тот период жизни все выдержал с чувством и достоинством. 
- Кстати, Ольга не приглашала на концерт, не спрашивала советов, как у мастера? 
- Не думаю, что она считает меня мастером. Хотя себя она, безусловно, считает Маргаритой. Советов она у меня не спрашивала, но на концерт звала. У меня родилась веская причина (ну наверняка она была объективной), почему я не смогу прийти. Ну я ей пожелал всяческих творческих успехов, чем она, в общем, успешно пользуется. 
«На Украине ищут подвох там, где его нет» 
- Дмитрий, вы разноплановый актер. Не комедиями едиными, как говорится. Как вы балансируете на этих качелях: на этой неделе вы в образе Виталия Калоева (артист снимается в фильме «Непрощенный» режиссера Сарика Андреасяна об осетинском архитекторе, убившем после авиакатастрофы, где погибла его семья, швейцарского авиадиспетчера. - Ред.), а на следующей у вас уже «Елки», «Голос», съемка в новогодних огоньках? 
- Причем Калоев и «Елки» - параллельно шли съемки. Нелегко давалось морально. 
- Что помогает переключаться? 
- Здесь уже, видимо, срабатывает опыт и, может быть, забытый термин «профессионализм». 
- Давали себе время какое-то на передышку? 
- К сожалению, нет. Даже сейчас мы с вами разговариваем по дороге в Екатеринбург, где играю в спектакле на стадионе. 
- Про «Физрука» не могу не спросить. Вы уже простились с Фомой или еще будут съемки? 
- Я с ним простился еще после первого сезона. Потом вдруг бодро поздоровался на втором. И так каждый сезон. Впереди маячат съемки полного метра «Физрук спасает Россию», к которому, видимо, предстоит скоро начать готовиться. 
- Кстати, «Физрука» запретили к показу на территории Украины... 
- Что вы говорите?! 
- Да! Что же вы там такого сотворили? 
- Понятия не имею. Я далек от политики. Там сидят мудрые мужи, наверное, им виднее, чем такой невинный фильм, как «Физрук», их оскорбил... И может ли он в принципе оскорбить кого-либо? Может, эти люди оскорбленные изначально и ищут подвох там, где его нет? 
- Недавно блогосфера выступила с критикой новогодних огоньков. А вам они не надоели? 
- Знаете, рассказывать байки о том, что я смотрю в новогоднюю ночь Animal Planet, - это абсолютная ложь. Для доброго новогоднего настроения фоном у меня идет новогодний огонек. Я в этом ничего плохого не вижу. О том, кто должен быть в новогодних огоньках, и кто в принципе должен быть на телевидении, и почему такая срань происходит у нас на эстраде - это отдельный разговор. 
- А вам кто-то симпатичен из наших эстрадников? Кого вы уважаете? 
- Есть профессионалы, которых с удовольствием могу позволить себе послушать, если не поплясать, то хотя бы поерзать на сиденье автомобиля. Для меня очень важна мелодика. Я понимаю и принимаю сегодняшний день с рэп-батлами, но ей-богу, если бы на сцене остались только батлы, мы все бы пустили себе пулю в лоб. 
Все-таки должна быть мелодия, должна быть музыка, должно быть хотя бы подобие поэзии. Без всего этого жизнь превращается в черную кашу. 
Мне нравятся какие-то выборочные композиции Светы Лободы, Константина Меладзе, а также питерского художника и музыканта Гавриила Лубнина. Потом еще Вася Баста. Его «Колесо Сансары» считаю искусством. Может быть, это предвзятое отношение: я просто кого-то уважаю, как человека, а кого-то нет, проецируя свое восприятие на их музыку... Но мне кажется, я объективен. 
«Полгода тренироваться, чтобы хорошо выглядеть шесть секунд» 
- Этот год у вас был юбилейный, вам исполнилось 50 лет. Не было кризиса: мол, у меня все есть, я кумир миллионов, все видел, женщины любят, куда дальше плыть? 
- Таких чувств точно не было. Кризис возраста, безусловно, есть, но он случился не вдруг. Я думаю, что где-то после 31 года у каждого начинается легкое потряхивание: а правильно ли я живу, в ту ли дырку тру мыло. И я здесь не исключение. Что касается 50-летия, то просто надо пройти этот этап, вспомнить слова предшественников, что это всего лишь цифра, и двигаться дальше. 
- Вы всегда в прекрасной спортивной форме... 
- Не всегда... 
- Ну не знаю, я видела, как дамы с упоением рассматривали ваши мускулы в соцсетях. Как поддерживаете форму? 
- Человек в 25 лет тренируется шесть месяцев, чтобы потом шесть месяцев хорошо выглядеть. В моем возрасте тренируешься шесть месяцев, чтобы хорошо выглядеть шесть секунд. Я тренируюсь весьма мало и весьма скромно. Но время от времени я что-то пытаюсь делать - хотя бы вяло отжиматься от пола. Недавно мы провели некоторое количество времени с Олегом Газмановым. И он - как спортсмен, как человек, выглядящий в 66 лет действительно великолепно, - кое-какие советы мне накидал, что-то я ему подсказал. Вот такими общими усилиями мы движемся от боков и геморроя в сторону светлого будущего. 
«Не люблю свой день рождения» 
- В интернете пишут, что вы с 16 лет перестали отмечать Новый год в кругу семьи. Вы уже тогда были королем корпоративов? 
- Вранье. Это я про день рождения говорил, а не про Новый год. 
- А почему? 
- Я ненавижу этот праздник. Я мало имею отношения к нему. Может, мой папа имеет отношение к моему дню рождения. Он хотя бы старался. По крайней мере пытался провести приятно вечер, а потом случайно родился я. Не люблю всего, что касается цифр моего существования. 
- Возвращаясь к Новому году. Где можно вас найти 31 декабря в полночь? 
- Все очень просто. Я 30 декабря работаю целиком. А 31 декабря я в бреду приземляюсь домой. 
- То есть встретите дома? 
- Так, чтобы вы поняли: 29 декабря я веду прямой эфир, финал «Голоса». После прямого эфира я, потненький, ароматный, прыгаю в самолет, улетаю. И в таком же состоянии аромата и бодрости я провожу задорный праздник для уважаемых людей. Прыгаю в самолет и прилетаю домой, где меня бьют гантелей по голове, чтобы я отключился как можно быстрее, хотя бы на пару часов. 
Потом одевают и выпихивают из дома. И ночь на 1 января я встречаю в кругу малознакомых, но, судя по гонорару, так уже любимых мною людей. 

Источник